Статья 37. Прокурор

1. Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

2. В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен:
1) проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях;
2) выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства;
3) требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия;
4) давать дознавателю письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий;
5) давать согласие дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;
5.1) истребовать и проверять законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела и принимать по ним решение в соответствии с настоящим Кодексом ;
6) отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, а также незаконные или необоснованные постановления органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания и дознавателя в порядке, установленном настоящим Кодексом;
7) рассматривать представленную руководителем следственного органа информацию следователя о несогласии с требованиями прокурора и принимать по ней решение;
8) участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо об отмене или изменении данной меры пресечения, а также при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения, и при рассмотрении жалоб в порядке, установленном статьей 125 настоящего Кодекса;
8.1) при наличии оснований возбуждать перед судом ходатайство о продлении срока домашнего ареста или срока содержания под стражей по уголовному делу, направляемому в суд с обвинительным заключением или обвинительным актом;
9) разрешать отводы, заявленные дознавателю, а также его самоотводы;
10) отстранять дознавателя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований настоящего Кодекса;
11) изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи;
12) передавать уголовное дело или материалы проверки сообщения о преступлении от одного органа предварительного расследования другому (за исключением передачи уголовного дела или материалов проверки сообщения о преступлении в системе одного органа предварительного расследования) в соответствии с правилами, установленными статьей 151 настоящего Кодекса, изымать любое уголовное дело или любые материалы проверки сообщения о преступлении у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его (их) следователю Следственного комитета Российской Федерации с обязательным указанием оснований такой передачи ;
13) утверждать постановление дознавателя о прекращении производства по уголовному делу;
14) утверждать обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление по уголовному делу;
15) возвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления и устранения выявленных недостатков;
16) осуществлять иные полномочия, предоставленные прокурору настоящим Кодексом.

2.1. По мотивированному письменному запросу прокурора ему предоставляется возможность ознакомиться с материалами находящегося в производстве уголовного дела .

3. В ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность.

4. Прокурор вправе в порядке и по основаниям, которые установлены настоящим Кодексом, отказаться от осуществления уголовного преследования с обязательным указанием мотивов своего решения.

5. Полномочия прокурора, предусмотренные настоящей статьей, осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами.

6. В случае несогласия руководителя следственного органа либо следователя с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, прокурор вправе обратиться с требованием об устранении указанных нарушений к руководителю вышестоящего следственного органа. В случае несогласия руководителя вышестоящего следственного органа с указанными требованиями прокурора прокурор вправе обратиться к Председателю Следственного комитета Российской Федерации или руководителю следственного органа федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти). В случае несогласия Председателя Следственного комитета Российской Федерации или руководителя следственного органа федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, прокурор вправе обратиться к Генеральному прокурору Российской Федерации, решение которого является окончательным .

Комментарий к статье 37 УПК РФ

1. В комментируемой статье выражено предназначение прокурора в уголовном процессе, изложены его наиболее общие полномочия (прежде всего, в досудебном производстве). Содержащиеся здесь предписания с разной степенью детализации конкретизированы также в иных положениях УПК.

2. Осуществление уголовного преследования и надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия являются взаимосвязанными составляющими деятельности прокурора. Надзорные полномочия в досудебном производстве предоставлены ему с тем, чтобы обеспечить эффективность предварительного расследования, его всесторонность, полноту и объективность и, соответственно, в последующем - успешное поддержание государственного обвинения в суде (в соответствии с изменениями в УПК представлять уголовное преследование в суде вправе только прокурор). В связи с этим в досудебных стадиях уголовного процесса он координирует деятельность органов и должностных лиц, осуществляющих возбуждение уголовных дел и предварительное расследование.

Указанные цели деятельности прокурора в досудебном производстве во многом также объясняют обязанность прокурора защищать права и законные интересы лиц, участвующих в деле. Правозащитное направление деятельности прокурора неразрывно связано с уголовным преследованием. Оно органически соответствует функциональной роли прокурора в уголовном процессе. Более того - обусловлено им. Известно, что уголовное преследование может достичь цели лишь при условии точного исполнения уголовно-процессуального закона органами предварительного расследования. В частности, допустимость обвинительных доказательств во многом зависит от того, насколько при их собирании были обеспечены права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и других лиц. Поэтому, предупреждая и пресекая нарушения уголовно-процессуального закона в досудебном производстве, прокурор тем самым создает условия для предстоящего поддержания государственного обвинения в суде.

В уголовном процессе прокурор представляет государственную обвинительную власть. Поэтому его деятельность как представителя государственного органа в уголовном процессе определяется также конституционно-правовой обязанностью охраны прав и свобод личности государством.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 29 июня 2004 г. N 13-П, разделение уголовно-процессуальных функций согласно принципу состязательности (ч. 2 ст. 15 УПК) не освобождает должностных лиц государственных органов - участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения - от выполнения при расследовании преступлений и судебном разбирательстве уголовных дел от конституционной обязанности по защите прав и свобод человека и гражданина, в том числе от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, иного ограничения прав и свобод. В этом проявляется государственный интерес, и обеспечить его реализацию обязан прежде всего прокурор.

В указанном Постановлении Конституционного Суда отмечено: "Осуществляя от имени государства уголовное преследование по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения, прокурор, а также следователь, дознаватель и иные должностные лица, выступающие на стороне обвинения, должны подчиняться предусмотренному Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации порядку уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 1), следуя назначению и принципам уголовного судопроизводства, закрепленным данным Кодексом: они обязаны всеми имеющимися в их распоряжении средствами обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11), исходить в своей профессиональной деятельности из презумпции невиновности (ст. 14), обеспечивать подозреваемому и обвиняемому право на защиту (ст. 16), принимать решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности (ст. 7), в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения. Каких-либо положений, допускающих освобождение прокурора, следователя, дознавателя от выполнения этих обязанностей, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, в том числе ч. 2 ст. 15, согласно которой функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо, не содержит. По своему конституционно-правовому смыслу в системе норм положения ч. 2 ст. 15 УПК РФ не исключают необходимость использования прокурором, следователем, дознавателем в процессе уголовного преследования всего комплекса предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Осуществление указанными лицами своей процессуальной функции именно в таком объеме обеспечивает в рамках уголовного судопроизводства выполнение государством своей обязанности по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина, их обеспечению правосудием (ст. ст. 2 и 18 Конституции Российской Федерации)".

3. Прокурор является должностным лицом прокуратуры, выступает в уголовно-процессуальных отношениях от ее имени и обязан при применении закона руководствоваться нормативными и иными правовыми актами Генерального прокурора. Вышестоящие должностные лица прокуратуры вправе отменить или изменить решения прокурора (осуществляющего надзор за возбуждением и предварительным расследованием конкретного уголовного дела), принятые им в пределах своих полномочий, только в случаях и в порядке, предусмотренных уголовно-процессуальным законом. Такое возможно, в частности, при обжаловании соответствующих решений прокурора. Уголовно-процессуальные полномочия стороны в судебных стадиях, связанных с проверкой законности и обоснованности приговора, предоставляются не только прокурору - государственному обвинителю, но и не принимавшему участия в судебном разбирательстве вышестоящему прокурору (ч. 4 ст. 354 УПК). Вышестоящий прокурор вправе по своей инициативе обжаловать судебное решение.

4. Изменения, внесенные в УПК 5 июня 2007 г., свидетельствуют о трансформации сфер ответственности прокурора в досудебном производстве и существенном сокращении его юридического инструментария при осуществлении надзора в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Из новых предписаний УПК следует, что прокурор на указанных этапах процесса по существу лишен прежних возможностей оперативно управлять как дознанием, так и предварительным следствием и, соответственно, употреблять власть для немедленного устранения нарушений законодательства.

В досудебном производстве решаемые прокурором задачи и его надзорные полномочия существенно различаются в зависимости от формы предварительного расследования. Надзор за дознанием сопряжен с использованием более широкого круга властных возможностей, нежели надзор за предварительным следствием. Видимо, законодатель полагает, что в современных условиях именно при дознании следует допустить прокурорское (внешнее) влияние посредством указаний о направлении расследования и производстве процессуальных действий, отмен решений дознавателя, отстранения его от расследования, передачи уголовного дела другому субъекту процессуальной деятельности. Во время же предварительного следствия подобные меры обеспечения законности и устранения нарушений уголовно-процессуального законодательства должны применяться самим следственным органом или по собственной инициативе, или по обращению заинтересованных лиц (в том числе прокурора).

Существенное новшество заключается также в лишении прокурора права "участвовать в производстве предварительного расследования и в необходимых случаях. лично производить отдельные следственные и иные процессуальные действия" (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК в прежней редакции).

В новой редакции комментируемой статьи, как и прежде, не предусмотрено полномочие прокурора требовать в любое время от органов дознания и предварительного следствия для проверки уголовные дела, документы, материалы и иные сведения о расследовании. Видимо, законодатель имел в виду, что органы расследования будут представлять прокурору информацию о деле тогда, когда принимаемые решения дознавателя требуют согласования с ним, либо при рассмотрении вопросов досудебного производства в суде (т.е. при применении процессуальных мер, требующих разрешения суда), либо при направлении прокурору копий процессуальных документов в соответствии с требованиями закона.

В связи с этим прокурорское наблюдение за предварительным расследованием объективно приобрело дискретный характер и может осуществляться лишь в ситуациях, прямо предусмотренных законом (при возбуждении уголовного дела и окончании предварительного расследования, при рассмотрении обращений органов расследования в суде), или по обращениям заинтересованных лиц с жалобами.

Следует обратить внимание на утрату прокурором прав поручать органу дознания производство следственных действий по делу, находящемуся в производстве следователя, а также давать органу дознания указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий, создавать следственную группу и привлекать к ее работе должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (п. 11 ч. 2 ст. 37, ч. 2 ст. 163 УПК в прежней редакции). Тем самым исключено уголовно-процессуальное основание для реализации прокурором функции координации взаимодействия органов предварительного расследования и субъектов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, при раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений. Впрочем, определенные юридические возможности для проведения подобной работы прокурору предоставляет законодательство об оперативно-розыскной деятельности.

Наконец, прокурор, согласно новым правилам УПК, не вправе давать указания нормативно-правового характера по вопросам предварительного следствия, не требующих законодательного регулирования (такие указания в соответствии со ст. 30 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" могут издаваться для организационного регулирования деятельности по проведению дознания).

5. В соответствии с ч. 2 ст. 21 УПК в каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор должен принимать предусмотренные законом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

В первую очередь указанная обязанность прокурора реализуется посредством проверки исполнения требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях. В соответствии со ст. 29 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" прокурор должен следить за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, законностью решений, принимаемых в стадии возбуждения уголовного дела органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие. При этом, кроме предписаний УПК, учитываются положения ведомственных нормативных правовых актов, регламентирующих процедуру рассмотрения указанных обращений физических и юридических лиц. Такие акты имеют существенное значение в обеспечении прав личности, связанных с ее доступом к государственной защите от преступных посягательств.

Прокурор не принимает решения о возбуждении уголовного дела (за исключением случаев, предусмотренных п. 12 ч. 1 ст. 448 УПК) и о передаче его для производства органу расследования. При выявлении в процессе служебной деятельности прокуратуры каких-либо данных, указывающих на нарушение уголовного закона, он должен обратиться в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании. Постановление о направлении соответствующих материалов по фактам выявленных прокурором преступлений не предопределяет решения дознавателя или следователя. Они самостоятельны в выборе способов проверки поступившей от прокурора информации и принятии итогового решения. Однако в случае, если названные субъекты незаконно или необоснованно констатируют невозможность начать расследование, прокурор в соответствии с п. 6 ст. 148 УПК вправе своим постановлением обратиться к руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене акта об отказе в возбуждении уголовного дела. Постановление органа дознания или дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела прокурор отменяет самостоятельно и дает начальнику органа дознания соответствующие указания.

Проверка законности и обоснованности постановления о возбуждении уголовного дела в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 146 УПК, представляет собой обязательный элемент уголовно-процессуальной процедуры. Постановление оценивается с точки зрения: соблюдения требований закона к поводу и основанию возбуждения уголовного дела; компетенции субъекта, принявшего решение; содержания и формы постановления. Оценка прокурором обоснованности постановления предполагает изучение им сведений о признаках преступления, использованных следователем при принятии решения. Могут быть рассмотрены, кроме того, результаты осмотра места происшествия, а также протоколы других следственных действий, проведенных после возбуждения уголовного дела. Усмотрев нарушение закона, прокурор вправе своим постановлением отменить постановление следователя (дознавателя) о возбуждении уголовного дела (см. комментарий к ст. 146 настоящего Кодекса).

6. Прокурор имеет право знать о планируемых и осуществленных процессуальных действиях, требующих разрешения суда, поскольку он участвует в рассмотрении судом подобных вопросов. Участие прокурора в судебных заседаниях, предусмотренное п. 8 ч. 2 комментируемой статьи, предполагает его право знать о сущности рассматриваемого вопроса, а также о месте и времени таких заседаний вне зависимости от того, по инициативе дознания или следствия они проводятся. В УПК отсутствует четкое указание на то, кто обязан известить прокурора о предстоящем заседании. По нашему мнению, при действующих правилах это обязан сделать суд, так как с момента обращения к нему следователя или дознавателя производство находится в его компетенции.

7. Рассмотрение прокурором вопроса о возбуждении перед судом ходатайства в случаях, предусмотренных п. 5 ч. 2 настоящей статьи, представляет собой условие законности и эффективности расследования уголовного дела. Прокурор, изучая ходатайство дознавателя, оценивает его, во-первых, с точки зрения обоснованности ограничения конституционного права лица действием или решением, на которое испрашивается согласие. Во-вторых, прокурор как субъект, отвечающий в конечном счете за качество уголовного преследования в досудебных стадиях и поддержание обвинения в суде, обязан обращать внимание на целесообразность планируемого действия или решения. Он должен руководствоваться соображениями о необходимости таких мероприятий для раскрытия преступления и установления истины по конкретному уголовному делу.

8. Разрешение отводов, заявленных дознавателю, а также рассмотрение самоотводов осуществляется в соответствии с правилами главы 9 настоящего Кодекса. Представляется, что при рассмотрении заявления об отводе прокурор вправе провести проверку, используя при этом весь комплекс своих полномочий, предусмотренных Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации".

Отстранение дознавателя от дальнейшего участия в расследовании, если им нарушены нормы УПК, - это полномочие, позволяющее:

1) разрешить отвод, заявленный дознавателю;

2) предотвратить возможные в будущем нарушения прав и свобод лиц, участвующих в деле, и создать условия для восстановления уже нарушенных прав и свобод.

9. Изъятие уголовного дела у органа дознания и передача его следователю могут быть обусловлены различными факторами. Прокурор вправе учесть и такие обстоятельства, как сложность дела; огласка и внимание общественности к такому делу; отсутствие достаточной квалификации у лиц, проводящих дознание; истечение максимально допустимых сроков дознания и др.

10. Передача уголовного дела от одного органа предварительного следствия другому может быть обусловлена квалификацией инкриминируемого обвиняемому преступления. В этой связи прокурор обязан соблюдать правила о подследственности, предусмотренные ст. 151 УПК.

Передача дела из одного органа предварительного следствия другому в рамках одного ведомства, а равно изъятие дела у органа предварительного расследования и направление его следователю Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации может быть обусловлена стремлением обеспечить всесторонность и объективность расследования.

11. Отмена незаконных или необоснованных постановлений нижестоящего прокурора может состояться в связи с обращением следователя в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 38 УПК. Такое решение может быть принято и по инициативе прокурора. Отменить постановление дознавателя вправе прокурор, ответственный за деятельность соответствующего органа расследования. Право отмены решений органов расследования не распространяется на процессуальные акты, в которых содержится обращенное к суду ходатайство (ч. 2 ст. 29 УПК). Но прокурор вправе не поддержать такое ходатайство.

12. Указания дознавателю о направлении расследования и проведении процессуальных действий может быть дано прокурором при направлении материалов для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, в период расследования, одновременно с отменой постановления об отказе в возбуждении уголовного дела или при возвращении уголовного дела для производства дополнительного дознания. Поручение может касаться проведения как конкретных следственных действий, так и их комплекса. Если для их осуществления требуется разрешение суда, ходатайствовать об этом должен дознаватель с согласия прокурора.

13. Полномочие прокурора утверждать постановление дознавателя о прекращении производства по уголовному делу может быть понято с учетом иных предписаний настоящего Кодекса. Дело в том, что Кодекс устанавливает правила не о прекращении производства, а о прекращении уголовного дела и уголовного преследования (ст. ст. 24 - 28, 212 - 214 УПК). При этом прокурор не утверждает постановления следователя (дознавателя), а в случаях, предусмотренных Кодексом (см. ст. ст. 25, 28 УПК), дает согласие на прекращение уголовного дела или уголовного преследования. В иных случаях, когда решение может быть принято дознавателем самостоятельно, прокурор вправе отменить его и возобновить производство (ст. 214 УПК).

14. О надзорных полномочиях прокурора при рассмотрении обвинительного заключения или обвинительного акта см. комментарий к ст. ст. 221, 222, 225, 226 УПК.

15. "Иные" полномочия прокурора в досудебном производстве представляют собой конкретизацию предписаний, указанных в настоящей статье. К ним относятся, в частности: освобождение всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного УПК (ст. 10); разъяснение подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их прав, обязанностей и ответственности и обеспечение возможности осуществления этих прав (ст. ст. 11, 16); принятие в пределах своей компетенции в отношении участников процесса мер безопасности (ст. 11); предъявление гражданского иска (ст. 44); назначение защитника (ч. 5 ст. 50); собирание, проверка и оценка доказательств, признание доказательств недопустимыми (ст. ст. 85 - 88, 246); участие в решении вопроса о применении заключения под стражу и иных мер уголовно-процессуального принуждения (ст. ст. 91, 108, 109, 110, 114, 115); участие в рассмотрении жалоб (ст. ст. 123 - 125); осуществление реабилитации, связанной с уголовным преследованием (ст. ст. 133, 136); дача указаний о проведении дознания или предварительного следствия по определенным категориям уголовных дел (ст. 150); определение подследственности при соединении уголовных дел и разрешение споров о подследственности (ст. ст. 151, 152); принятие решения по материалам, выделенным в отдельное производство дознавателем (ст. 155), и др.

16. О полномочиях прокурора, поддерживающего государственное обвинение, см. комментарий к ст. 246 настоящего Кодекса.

17. Согласно принципу состязательности и равноправия сторон полный или частичный отказ прокурора - государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяет принятие судом первой инстанции решения в соответствии с такой позицией. Вместе с тем указанные действия обвинителя не предрешают последующих судебных решений при проверке законности и обоснованности приговора, поскольку суды кассационной (надзорной) инстанции вправе при рассмотрении жалобы потерпевшего учесть его законный интерес и признать неосновательными доводы прокурора, поддерживавшего обвинение. Такое же решение возможно и в случае внесения представления вышестоящим прокурором.

18. Полномочие требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия (п. 3 ч. 2 и ч. 6 комментируемой статьи), названо в УПК, однако форма такого обращения к органам предварительного расследования и сроки, в течение которых они обязаны принять по нему решение и известить прокурора, не регламентированы. Требование прокурора не является обязательным для исполнения. Оно - повод для проверки и принятия решения руководителем следственного органа. Однако у прокурора имеется формальная возможность добиваться реализации своего требования и устранения допущенного, по его мнению, нарушения закона посредством обращения к руководителям следственных органов, а затем к Генеральному прокурору.

Другой комментарий к статье 37 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

1. Прокуратура Российской Федерации представляет собой единую федеральную централизованную систему органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением действующих на ее территории законов. Наряду с другими функциями прокуратура осуществляет:

- надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие;

- уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 17 января 1992 г. "О прокуратуре Российской Федерации").

Этими функциями и определяется положение прокурора в уголовном процессе, формулировка которых воспроизводится и в части первой комментируемой статьи.

2. Согласно определению, содержащемуся в пункте 31 статьи 5 УПК, прокурор в контексте уголовно-процессуального права - это Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры, их заместители и помощники, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями Федеральным законом о прокуратуре.

3. При неизменности его законных функций в уголовном процессе и ответственности за эффективность их осуществления в положении российского прокурора в досудебном производстве по уголовным делам произошли существенные перемены, базирующиеся на Федеральном законе от 5 июня 2007 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" (Российская газета. 2007. 8 июня). Впервые в своей истории российский прокурор лишен почти всех правомочий, связанных с личным производством предварительного следствия, участием в следствии по уголовному делу, находящемуся в производстве поднадзорного следователя, дачей обязательных указаний следователю, санкционированием следственных решений, отстранением следователя, изъятием у него уголовного дела с передачей другому, отменой постановления следователя, продлением сроков следствия, поддержанием следственных ходатайств перед судом и т.д. и т.п.

4. Хотя комментируемая статья помещена в Общей части УПК, она содержит правовые нормы, характеризующие процессуальное положение прокурора главным образом в досудебном производстве по уголовным делам, и регулирует его правоотношения со следователем и дознавателем. О прокурорской деятельности в судебном производстве по уголовным делам см. текст статей 246, 292, 336, 354, 376, 399, 402, 407, 415, 416, 448 УПК и комментарий к ним, а о действиях и решениях прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением, - текст статей 221 - 222 и 226 УПК и комментарий к ним.

5. Право прокурора знакомиться с материалами уголовного дела, находящегося в производстве следователя следственного органа любого ведомства (часть 2.1 комментируемой статьи), означает, что в ответ на его мотивированный письменный запрос в адрес соответствующего руководителя следственного органа прокурору на его рабочее место, в его распоряжение, на время, необходимое ему, должны быть незамедлительно любым способом представлены все надлежащим образом оформленные материалы следственного производства. Такая трактовка этих отношений вытекает из того факта, что прокуратура - орган надзора, а следственный орган, независимо от его ведомственной принадлежности, - поднадзорный.

6. Через все содержание комментируемой статьи красной нитью проходит идея существенного различия в отношениях прокурора со следователем и руководителем следственного органа, с одной стороны, и с дознавателем - с другой. Если общий смысл нынешних отношений прокурора с сотрудниками следственных подразделений независимо от их ведомственной принадлежности может охарактеризоваться понятиями "проверять", "выносить мотивированное постановление о направлении", "требовать" (см. пункты 1 - 3 части второй комментируемой статьи), то для отношений прокурора с дознавателем применяются прежние, хорошо известные (статья 37 УПК в дореформенной редакции) понятия: "давать письменные указания", "давать согласие", "отменять", "отстранять", "изымать", "утверждать" (см. пункты 4 - 6, 10 - 11 и 13 части второй комментируемой статьи). Сосредоточение прокурорского надзора на дознании, т.е. на производстве по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести (см. статью 223 УПК), в теоретическом отношении - одно из самых вольных и труднообъяснимых законодательных решений, тем более что за деятельностью дознавателя осуществляют процессуальный контроль и начальник органа дознания (пункт 17 статьи 5 УПК), и начальник подразделения дознания (пункт 17.1 статьи 5 УПК).

7. Пункт 12 части второй комментируемой статьи содержит два положения, определяющие полномочия прокурора по отношению к органам предварительного следствия любой ведомственной принадлежности:

1) исправляя ошибку следователя в определении законной подследственности, установленной статьей 151 УПК, изъять у него уголовное дело и передать органу предварительного следствия другого ведомства в точном соответствии с требованиями упомянутой статьи;

2) руководствуясь соображениями качества расследования или доследственной проверки сообщения о преступлении, изъять любое уголовное дело и любые материалы доследственной проверки из любого органа предварительного следствия и передать их следователю Следственного комитета РФ с обязательным указанием оснований такой передачи. Это позволяет прокурору, как и прежде, властно влиять на ход и качество предварительного следствия по конкретному уголовному делу, поручая его более опытному или более надежному следователю (через руководителя следственного органа).

* * *

Нынешнее положение российского прокурора в уголовном процессе ненормально, противоестественно, курьезно. Со столь усеченными полномочиями в досудебных стадиях этого процесса эффективное осуществление функции уголовного преследования, от которой российскую прокуратуру формально никто не освобождал, практически невозможно. С позиции теории соотношения судебной, следственной и прокурорской властей сложившееся положение объяснению не поддается. Оно сформировалось после вынужденного отторжения от прокуратуры предварительного следствия (2007 - 2010 гг.), которому в недрах этого ведомства угрожало разложение. Последующие события (2011 г.) показали, что проблема такого разложения самой прокуратуры настолько запущена, что на страницах издания в жанре научно-практического пособия к ней нет смысла даже прикасаться.

Комментарии и консультации юристов по ст 37 УПК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 37 УПК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.