Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям

1. По каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса:
1) доказано ли, что деяние имело место;
2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;
3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

2. В вопросном листе возможна также постановка одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением вопросов, указанных в части первой настоящей статьи.

3. После основного вопроса о виновности подсудимого могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут за собой освобождение подсудимого от ответственности. В необходимых случаях отдельно ставятся также вопросы о степени осуществления преступного намерения, причинах, в силу которых деяние не было доведено до конца, степени и характере соучастия каждого из подсудимых в совершении преступления. Допустимы вопросы, позволяющие установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту .

4. В случае признания подсудимого виновным ставится вопрос о том, заслуживает ли он снисхождения.

5. Не могут ставиться отдельно либо в составе других вопросы, требующие от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимого (о его судимости), а также другие вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта .

6. Формулировки вопросов не должны допускать при каком-либо ответе на них признание подсудимого виновным в совершении деяния, по которому государственный обвинитель не предъявлял ему обвинение либо не поддерживает обвинение к моменту постановки вопросов.

7. Вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, ставятся в отношении каждого подсудимого отдельно.

8. Вопросы ставятся в понятных присяжным заседателям формулировках.

Комментарий к статье 339 УПК РФ

1. Вопросы ставятся применительно к каждому деянию, в совершении которого обвиняется подсудимый. Под деянием в данном случае надо понимать действия или бездействие, образующие как реальную, так и идеальную совокупность преступлений, а также отдельные эпизоды одного преступления.

2. Ставя вопрос о доказанности деяния, надо иметь в виду, что в соответствии с УК это деяние является преступлением, поэтому необходимо описать его юридически значимые признаки. Если обвинение включает квалифицирующие признаки, то возможен уточняющий вопрос, например, сопровождалось ли изнасилование угрозой убийством, знал ли подсудимый о возрасте потерпевшей. Формулируя вопрос, судья по возможности должен избегать деталей, поскольку они зачастую затрудняют и даже исключают однозначный ответ. Например, вопрос о том, был ли Х. насильственно лишен жизни (убит) в 11 часов утра 25 апреля 2006 г. тремя ударами финского ножа в брюшную полость, может поставить присяжных в затруднительное положение, если они считают, что было нанесено не три, а два удара, не в брюшную, а в грудную полость, не финским, а столовым ножом и т.д. В то же время вопрос должен охватывать все основные признаки объекта и объективной стороны состава преступления, все элементы предмета доказывания - время, место, способ совершения преступления и другие обстоятельства (ст. 73). При недоказанности хотя бы одного из них не доказано и само преступление, о чем следует сообщить присяжным в напутственном слове.

3. Второй вопрос заключается в том, совершено ли деяние подсудимым (независимо от его вины, возраста, психического состояния).

4. Третий вопрос относится к субъективной стороне состава преступления - вине, ее формам, мотиву преступления. В формулировке этого вопроса отсутствует слово "доказано", что, по мнению некоторых юристов, придает ему характер обобщенного вывода о виновности или невиновности в целом. При таком понимании третьего вопроса присяжные могут вынести вердикт "не виновен" даже при полной доказанности всех элементов состава преступления. Тем самым они признают подсудимого и его формально противоправные действия не общественно опасными и в какой-то мере корректируют закон применительно к данному конкретному случаю (например, оправдание Веры Засулич, которая умышленно стреляла в генерал-губернатора).

Относящиеся к субъективной стороне альтернативные вопросы - умысел или неосторожность, прямой или косвенный умысел, неосторожность в форме небрежности или легкомыслия - ставятся перед присяжными в тех случаях, когда в основе альтернативы лежат разные позиции сторон. При этом юридические понятия описываются доступным для присяжных языком и разъясняются в напутственном слове председательствующего. Могут быть поставлены уточняющие вопросы об обстоятельствах, исключающих вину, - о необходимой обороне, крайней необходимости, выполнении законного приказа и др., если эти вопросы возникли в ходе судебного разбирательства. Указанные юридические понятия должны быть расшифрованы в самой формулировке вопроса.

5. Постановка одного основного вопроса о виновности подсудимого, соединяющего все три вопроса, является предпочтительной, когда обстоятельства дела несложны, деяние связано с конкретным лицом (получение взятки, дезертирство и т.п.), защита не выдвинула большого количества альтернатив, кроме утверждения о невиновности, а также в случаях, когда все подсудимые полностью признали себя виновными.

6. Поставить три вопроса или один обобщающий, решает судья после выслушивания мнений сторон.

7. Вопрос о наличии или отсутствии в действиях подсудимого состава преступления является правовым и перед присяжными не ставится. Но реально присяжные не могут отвлечься от правовой оценки деяния, тем более что смысл уголовного закона они усвоили из напутственного слова председательствующего.

8. Частные вопросы могут быть заданы после каждого из трех основных вопросов.

9. Вопрос о снисхождении направлен на деяние, а не деятеля, поскольку присяжные не исследуют личность подсудимого.

10. Вопрос об особом снисхождении (ст. 449 УПК РСФСР) новым УПК не предусмотрен.

11. Пленум Верховного Суда РФ в упомянутом Постановлении дал примерный перечень правовых вопросов, которые не могут быть поставлены перед присяжными заседателями: умышленное или неосторожное убийство, умышленное убийство с особой жестокостью, из хулиганских, корыстных побуждений, в состоянии сильного душевного волнения, при превышении пределов необходимой обороны, изнасилование, разбой. Однако присяжные заседатели в сущности решают эти и другие правовые вопросы, если они изложены доступно. Для этого в формулировках вопросов необходимо раскрывать содержание правовых понятий, объяснить, например, какой смысл закон вкладывает в понятия умысла, неосторожности, необходимой обороны, изнасилования, разбоя и т.д. Но многие оценочные понятия могут быть интерпретированы именно присяжными заседателями (особая жестокость, дерзость, цинизм, корыстные мотивы и т.д.), если стороны по-разному их трактуют.

12. Вопросы перед присяжными ставятся с учетом позиции прокурора (потерпевшего) на исходе процесса. Если прокурор изменил обвинение в благоприятную для подсудимого сторону, не могут быть поставлены вопросы, исходя из обвинительного заключения.

13. Не могут быть поставлены также вопросы, выходящие за рамки предъявленного обвинения. Если защита настаивает на переквалификации деяния, должен быть задан вопрос о менее тяжком преступлении. Председательствующий может это сделать по собственной инициативе, если данные судебного следствия дают для этого основания. В случаях, когда кто-либо из участников процесса не согласился с обвинением, необходимо задать вопрос применительно к версии, которую он выдвинул.

Другой комментарий к статье 339 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

1. Часть первая комментируемой статьи акцентирует внимание на том, что предстоит решить присяжным в совещательной комнате, а третья часть содержит приблизительный перечень дополнительных вопросов, которые не только проясняют смысл основных, но и способны существенно повлиять на все содержание вердикта, а в конечном счете - судебного приговора, вплоть до освобождения от уголовной ответственности при положительных ответах присяжных на основные вопросы.

2. Если подсудимый обвиняется в нескольких преступлениях, а триада вопросов, указанных в части первой комментируемой статьи, поставлена и ответы присяжными получены не по всем из этих преступлений, то приговор, основанный на вердикте присяжных, подлежит отмене (см.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 8. С. 14). Такие же процессуальные последствия влечет и постановка одного (основного) вопроса: виновен ли подсудимый (часть вторая комментируемой статьи) по делу о нескольких преступлениях, совершенных несколькими лицами, да еще и в разное время (см.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 апреля 2008 г. по делу С., В., З. и У. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 4. С. 30). И наоборот, при идеальной совокупности преступлений, когда одно действие (бездействие) содержит признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями УК, перед присяжными ставится только по одному вопросу и в отношении доказанности деяния, и в отношении доказанности факта совершения данного деяния подсудимым, и в отношении доказанности его виновности. Обременять присяжных заседателей - "судей факта" - теоретическим расчленением деяния с позиций учения о составе преступления недопустимо (см. наглядный пример: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 11. С. 11, 12).

3. Часть третья комментируемой статьи позволяет касаться в вопросном листе таких сложнейших уголовно-правовых институтов, как стадии совершения умышленного преступления и соучастие. Однако поставлены эти вопросы должны быть в выражениях, доступных для обыденного сознания.

4. Ни при каких обстоятельствах не могут быть поставлены вопросы, выходящие за рамки обвинения, инкриминируемого подсудимому.

5. Закон (часть пятая комментируемой статьи) специально предостерегает от постановки присяжным заседателям вопросов, требующих юридической квалификации статуса подсудимого и юридической оценки инкриминируемого деяния. Они не должны быть связаны с содержанием таких специальных понятий, как умышленное убийство, неосторожное убийство, убийство из корыстных побуждений, убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, убийство при превышении пределов необходимой обороны, изнасилование, разбой.

6. Типичные ошибки в применении комментируемой статьи (из опубликованной практики Верховного Суда РФ):

а) нечеткость в постановке вопросов о доказанности инкриминируемых деяний (причинение смерти и тут же - упоминание о поджоге), в результате чего ответы коллегии присяжных заседателей перепутались: на вопрос о виновности подсудимого в поджоге присяжные записали: "Без ответа", а на вопрос о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения, они же ответили положительно, логически признав тем самым и наличие поджога, и виновность в нем подсудимого (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2004 г. по делу Помазана и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 2. С. 19, 20);

б) самовольное изменение председательствующим формулировки вопроса, предложенного стороной (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 августа 2004 г. по делу Чмелева и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 3. С. 29, 30);

в) "вязкая" стилизация вопроса, отчего он теряет смысл такового и приобретает характер подсказки - фрагмента описательной части будущего приговора (".произведя два других выстрела, Чмелев направлялся в сторону опоры линии электропередачи у дороги, недалеко от которой стояла группа вышеназванных лиц, среди них были Дорофеев и Мартыненко?" там же. С. 30); "Доказано ли, что 19 мая 2007 г. К. ударили ладонью руки в область шеи, а затем рывком с поворотом его головы в сторону причинили вывих шейного отдела позвоночника с травмой спинного мозга, перелом хрящей гортани, а В. так же сильно ударили кулаком в горло, чем причинили перелом хрящей гортани, после чего забрали у них 46500 рублей?" (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 июля 2008 г. по делу С. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 1)).

Комментарии и консультации юристов по ст 339 УПК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 339 УПК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.